Путь домой

Слишком много звёзд

Человек выходит в ночь. Он вдыхает свежий горный, ароматный деревенский или загазованный городской, но всё же воздух. А затем Homo Sapience смотрит вверх. Там, в бархатном мраке, абсолютном и непостижимом, мечтателю мерещатся тысячи загадок и тайн. Ему так хочется прикоснуться к сокровенному, дотянуться до звёзд и почувствовать. Великий. Бесконечный. Космос.
Потом пришел ‘Homeworld’. Без помпы и салютов он неспешно подошёл к космонавтам-неудачникам, положил тяжёлую перчатку скафандра им на плечо и молвил одно единственное слово. Он сказал ‘Полетели’. Уговаривать долго не пришлось…
Затем переспелыми грушами посыпались подражатели. Они бежали, спотыкаясь и чихая, наперебой матерясь, отпихивая друг друга локтями, бия конкурентов в щуплую грудь и неразборчиво пиаря себя любимых. Отбрыски визгливо трясли пачпортами, сували в нос строгому патологоанатому справку о собственной уникальности и разбрасывали по обитой матрасами палате папки с красочными скриншотами. Впрочем, дело было зряшное. Слышите монолитную поступь тяжёлых шагов? Чувствуете веяние бесконечного холода? Нет, это не командор, это наследный принц вернулся из небытия. Он пришёл за своим алмазным троном. И за вашими душами. Эй, обезьяноподобные! Ниц!

Как Саджук за счастьем ходил

Жадность и зависть удавами струятся в зелёных трудовых венах, искрят синими вспышками в разуме всех мало-мальски живых существ и сладострастно шепчут в прыщавую ушную ракушку заветные словечки. ‘Смотри, — говорят они. — А у сволочи-соседа в наличии имеется позолоченный запорожец, жена фотомодель, инкрустированный сапфирами вантуз и почётный пионерский значок. А у тебя такого нет. Нет, нет, нет…’ Жертва гипноза моментально теряет волю, голодно урчит и без устали грезит о трудоёмком процессе отвинчивания головы товарищу по жилплощади. Вот и, представьте себе, нечто такое случилось и в этом рукаве галактики, но только в несколько больших масштабах.
Снова Вселенная содрогается от канкана завидущих глаз и шуршания шаловливых ручонок. Это долгожданные враги Свободы и Демократии — злобные Vaygr — подняли свою уродливую голову и хотят отломить от межзвёздной кулебяки кусочек покапустистей. Злобняшки во главе со своим лидером Makaan Sajju-khar (это не фамилия, это погоняло) мечтают о свадебном сервизе из трех загадочных Great Hyperspace Core, которые в свою очередь обеспечат владельцев щедрейшей гос. пенсией, бесплатным проездом в городском транспорте и иными атрибутами Абсолютной Власти. Одно Ядрышко имеется в наличии у месье Макаана, другое затеряно в дебрях галактики, а вот третье… Будете крутить барабан или сразу назовете слово? Третье ‘чистый изумруд’ находится в погребке у многострадальных аборигенов Hiigara. Да, тех самых, коих мы изволили вытаскивать из глубочайшей выгребной ямы ещё в прошлой серии похождений Mothership’а. Вот и двинул коллекционер свои орды, чтобы Core’ышко отнять, да под себя его подстроить. Не хочет он быть столбовую дворянкой, а уж хочет быть владычицей морскою. И так миляга увлекся, что забыл о двух весьма важных обстоятельствах. Во-первых, Хииагарцы ну очень не хотят нырять в уютно-кровавое озерцо геноцида, а во-вторых… А во-вторых, имеется в наличии древнее пророчество, которое говорит о том, что воссоединение таинственных девайсов неминуемо обрушит на головы обывателей пришествие Саджука, Великого Создателя, чья Длань Потрясёт Устои Всего Сущего. Да и ещё наступит Конец Времён. Весело, правда?

Звездуй Смерти

Про игры масштаба ‘Homeworld 2′ очень сложно писать с долей здорового скептицизма в голосе. Предостерегающе воздымать морщинистые длани с затаённым планом досрочно утопить в Ниагарском водопаде всякую надежду пользователя на достойный сиквел нужно было до выхода сентябрьской демоверсии. Тогда следовало говорить о ‘вторичности’, ‘самокопировании’ и ‘тёмном желании заработать деньги’. Сейчас уже поздно. Журналисты-критики свернули в трубочку гневные петиции, спрятали с глаз долой подробные доносы и, склонив голову, проследовали в ближайшее специализированное заведение, робко интересуясь у суровых пограничников на предмет скорейшей лоботомии. Ну и славно.
Ветераны сходу почувствуют себя в отроческих казармах. Да, евроремонт, да, центральное отопление, но вон, видите, в углу стоит родимая сверкающая параша, а дружелюбное лицо прапорщика всё также преисполнено внутреннего благородства. Алая морква, всё со своего огорода…

Осколки последнего ионного фрегата вяло догорали в безразлично-жёлтом пространстве Вселенского Кладбища. Пятью минутами раньше схожая участь постигла его боевых товарищей. Они очень неосмотрительно полетели исследовать странного вида радиоактивное облако, которое второй час мозолило усталые, но добрые глаза капитана Летучего Роддома. Когда к месту бойни подоспели перехватчики, от некогда грозной армады не осталось и пыли. В заплёванном (благородные брызги эмоций) экране монитора отражалось очаровательно позеленевшее лицо вашего покорного обозревателя. Шёл второй час ночи, очень хотелось есть и спать, а денег на постройку эсминца не хватало, даже если бы звёздный генерал продал последнюю титановую резинку от наградных трусов. Ударом милосердия в истощённую спину безуспешно пытающихся перегруппироваться нервных клеток послужил настойчивый вид боевой группы вражеских ракетных корветов, методично движущихся к Кораблику-Матке. Глупая улыбка попыталась осветить общее полуобморочное состояние, и я в блаженном забытьи скатился на диван с одной необъятной и очень приятной мыслью. ОН снова с нами.

Рецепт гениального шейкера от Relic как всегда прост. Возьмем оригинал, выцедим из него всё самое сочное и тщательно отожмём в хрустальный кубок. Затем схожую процедуру произведём с заслуженным add-on’ом Cataclysm. Смешаем, добавим карри, соли и немного филе ‘Графикус Впечатлякус’. Запекать в духовке пару лет, предварительно обернув в мифрильную фольгу. При поглощении дефицит стоит держать обеими руками, жадно чавкать и придерживать глаза указательными пальцами во избежание минорных последствий. И неминуемо получать никем не лимитированное удовольствие.

Космические дальнобойщики

Мудрые девелоперы спаяли вместе изумительный интерфейс первого ‘Хомы’ и его младшего братика ‘Катаклизмуса’. Отныне нам не придётся грызть зубами столик красного дерева в тщетных попытках объяснить кибернетическим колхозникам, что ресурсы, которые требуется собрать для дальнейшей постройки коммунизма, находятся на пару километров выше исходных x,у и иных нецензурных координат. В дрожащие руки осторожных эстетов отдаются проверенные в неисчислимых битвах комбинации ‘клава’ + ‘мышь’. Вкупе с магической кнопочкой ‘Шывтъ’ стаи отважных корыт можно весело вертеть в пространстве, ловко жонглируя высотой и глубиной. Кстати, великолепная система так называемых ‘hot keys’ никуда не делась. Несмотря на изобилие активных кнопок, играть соло на клавиатуре всё также легко и приятно. Ну а подробнейший туториал мягким голосом профессионального психотерапевта втолкует основы управления флотом, основы экономики, боевых построений и базовые правила этикета. Сказка, друзья мои.

Структура Вооружённых Сил подверглась некоторым изменениям и многих ветеранов, увы, отправили в близлежайший колумбарий, где они, покряхтывая, толкуют молодёжи байки о былых подвигах. С нами больше нет гордого тяжёлого торпедного крейсера, наводившего ужас на врагов, его более дешёвая и, как следствие, куда как более слабая модель разжалована во фрегаты и продаётся отныне по 700 у.е. за штуку. В тех же армированных полках завёлся приятный зверь Marine Frigate, чья основная задача — ненавязчиво подкрадываться (насколько это возможно в космосе) к раздолбаю-противнику и высаживать на его борт кучу немытых коммандос. Последние неминуемо захватывают контроль над штурвалом, и мятежная посудина переходит в полное распоряжение борцов за независимость. Для страдающих аллергией на вражеские истребители разработчики сколотили из подручного табурета очаровашку Flack Frigate. Впрочем, сей таинственный агрегат, питающийся маленькими и слабыми корабликами, моментально тушуется супротив корветов или эскадрильи бомбардировщиков. Как говорится, на каждого мусье есть своё досье.
Для поклонников сверхтяжёлых махин, с детской непосредственностью плющащих вражеский флот правой нижней, наступили странные, полные неоднозначности времена. С одной стороны, любимую Мамку лишили возможности строить самую страшную немезиду хиагарского флота — Battle cruiser. Для приватизации данной громадины кровь из носу нужно заказать отдельный космический заводик. С другой, когда из брюха колоссального Shipyard’а выползает монструозный колосс, душа начинает петь марсельезу и грозить глупым антагонистам шишковатым кулаком. Их сейчас будут наказывать. Возможно даже ногами.
Но всё-таки одна из самых приятных новинок, эдакий пирожок с пылу с жару, бережно преподнесённый на блюдечке (каёмочка опциональна), своеобразный эквивалент сторожевых башен. Вспомним (и неминуемо стряхнем седину ужаса с висков), какой кровью давалась оборона вкусного астероидного кольца и наших железных пейзан от посягательств отдельных асоциальных личностей. Драгоценные корабли выдохшимся дихлофосом распылялись по всей карте, оставляя Mothership без прикрытия, и сталкиваться морщинистым лбом с бетонной надписью ‘Mission Failed’ приходилось в тот магический момент, когда верные молотобойцы хищно заходили на финального жестяного засранца. Отныне эти проблемы позади. Ну ладно, не совсем позади, скажем так, их вполне видно в зеркале заднего вида, но хоть наглость свою они поумерили. В распоряжении вдумчивого игрока теперь имеются боевые платформы двух разновидностей. Суровая Gun Platform занимается отводом кораблей лёгкого поведения (т.е. Fighter и Corvette классов), а её старшая сестрёнка Ion Beam Platform (являющаяся, к слову, двоюродной тёткой любимца публики Ф. Ионного) денно и нощно окучивает гадов Frigate подвида. Не стоит забывать, что данные изобретения стационарны и после того, как им укажут не всегда мудрым курсором место конечного прибытия, намертво вгрызаются в искомую точку. Так что положение в пространстве этих в высшей степени полезных приспособлений следует продумывать не два и даже не три раза. Иначе чревато.
Отдельной когортой в параде возможной победы идут так называемые беспилотные корабли. Помимо стандартного R.U.-коллектора и Mobile Refinery, являющейся кровеносной системой всего флота, сюда входят и три подвида Probe. Миниатюрные зонды способны изрядно попортить протагонистам-негодникам весь наваристый цимес, так что недооценивать малышей в высшей степени глупо. (Упомянём, что отныне после завершения задач миссии задерживаться на карте для сбора ресурсов не нужно. Заковыристый процесс харвеста происходит автоматически. Добро или зло — решайте сами. Инквизиторский орден ‘Зажигаем!’ счёл, что это от лукавого.)

Для старших пионервожатых (включая и Вселенские Ясли) дарована возможность постройки специальных апгрейдов, могущих творить настоящие чудеса. Один с лёгкостью координирует огонь всех ближайших соратников, другой обволакивает союзников в клетчатый плед невидимости, прочий даёт возможность передвигаться в гиперпространстве. Единственная колдобина состоит в том, что слотов под такое волшебство отпущено всего ничего (для Battle cruiser, к примеру, только два) и даже на Mother Ship все вкусности складировать не получится. По-человечески обидно, но делать нечего — придётся выкручиваться. Изыскивать пути. Просто хорошенько поискать…

Космическая Одиссея

Быть истинной стратегией непросто. Следователь, в лучших традициях НКВД, смотрит в отчаянные карие глаза, бьёт сковородкой по впалым щёкам и натужно орёт на подследственного. А когда смельчак ещё является наследником Культа, то за несоответствие стандартам кандидата вполне могут ткнуть в ноздрю ржавой отвёрткой и вышвырнуть в мусоропровод. Ах, неужели вы и правда думаете, что скучным перечислением новых, с позволения сказать, юнитов (экое мерзкое слово) и ограничивается истинное величие ‘Homeworld 2’? О нет, соль и смысл игры в её непревзойдённой способности играть на струнах души игрока, затрагивать самые заветные помыслы, заставлять ненавидеть врага мощной и неистовой яростью.
И пусть замолкнут те, кто заводит старую шарманку о простенькой графике и одноколейном сюжете. Не приводите в пример Hegemony, кто вспомнит эту пустоголовую красавицу через пару-тройку лет? Да, с нами нет больше великолепной группы ‘Yes’, но положа руку на то и дело разряжающийся кардиостимулятор, новые треки ничуть не хуже прежних. Восточные мелодии так идут к великолепному странствию Изгнанников, что их хочется слушать и слушать. Трели начинают жить в твоём сердце и заставляют переписать себя на отдельный диск и не расставаться с плеером. Не беда, что родные и близкие начинают на тебя коситься — лишь ласково улыбнись им и дружески кивни. Мы погружаемся в неизвестность, не стоит нам мешать.
И, смею заверить, линейность сюжета нисколько не противоречит благословенному процессу. Бутафория и обман, ибо каждая карта фактически не имеет ни конца ни края, а опасность может приветливо помахать вязким щупальцем из-за каждой бугристой космической каменюки. Миссию можно пройти десятками принципиально разных способов, начиная с тонких шпионских операций и заканчивая тяжелой мясницкой резнёй. Вояж по звёздным просторам бросает пилигримов в огромное радиоактивное облако, где находится мистический механизм Оракул, эдакий маяк, чудаковатым старикашкой Сусаниным ведущий нас к третьему Hyperspace Core. В карусели туманностей и небуляров пользователю приходится прятаться в звёздной пыли, то и дело сверяясь с картой, чтобы не дай бог его не засекли силы Vaygr, также прибывшие в сектор за вышеупомянутым прибором. Бой с неуничтожимым космическим чудом Древних, выпускающим из себя десятки миниатюрных дронов, починка гигантского Дредноута, который вот уже десять тысяч лет болтается в космосе. Огромный корабль с лёгкостью режет на ленточки для бескозырок целый вражеский флот, но после залпа из своего главного орудия сам оказывается на грани уничтожения, и вы вынуждены бросать все свои силы на его починку, а в это время к Mothership’у клином идут три эсминца с явно не дружелюбными намерениями. Но нужно бороться, скрипя фарфоровыми челюстями, не сдаваться и дойти, наконец, до клятой последней миссии, где… Не смею рассказывать, что будет дальше. На такое мерзостное деяние я не способен. Сражайтесь и вы увидите всё сами. Оно того стоит.
Сотни причин восхвалять сиквел находятся быстро и охотно. Отвыкших от настоящего вызова юзеров игра моментально ставит на место. Рубить голову оппонентам непривычно тяжело, но после тщательного планирования каждая операция разделывается легко и просто, как яйцо, щедро сдобренное бактериологическим разжижителем мозга ‘Блендамет’. Блистательно выверенный баланс не даст почувствовать себя хозяином положения, ибо у каждого, даже самого мощного корабля, имеется своя розовая Ахиллесова пяточка, и столь презираемый Tank (или любой его space-эквивалент) Rush тут нереален в принципе. Шёлковая удавка лимита для каждого класса космолётов надёжно одёргивает пользователя от никому не нужного (в данных обстоятельствах) оверпауэра. Поголовье вашей армады строго регулируется и занесено в красную книгу. Надо ли говорить, что звездоплаватели следуют за вами из миссии в миссию, и потеря пожилого пенсионера пребольно действует на нервы. Хочется страшно мстить, да так, что Дарт Вейдер покажется шестилетней девочкой, играющей в Барби. Хотя, куда этому чёрному кастрюльнику до покорителей звёздных меридиан.

Исход

После тысяч пройденных пусть виртуальных, но всё же парсеков на душе как никогда легко и свободно. Боги сжалились, и мы получили то, чего так долго ждали. Тот казуально-этический неуд Relic под названием ‘Impossible Creatures’ немедленно забывается, и пошатнувшаяся Пизанская Башня уважения к Алексу Гардену вновь пряма, как сами знаете что после приёма внутривенно запрещённого женевской конвенцией препарата ‘Виагра’. Капитан! К чертям фотонные торпеды, а сломанный ключ от единственного (и к тому же ржавого и тесного) ультракосмического ведра следует немедля сдать в ломбард. Вас повышают до Адмирала и выдают в конверте гипердвигатель. Тщательно задрайте иллюминаторы и прихватите именную грелку. Впереди отныне только звезды…

Комментарий редактора: По содержанию: Много говорил, но мало сказал (было бы интересно, например, почитать про графику поподробнее, пару предложений об AI).
По стилю: Смачные образы — это хорошо. Но много тавтологии, что плохо.
By

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>